Личный сайт Потапова Сергея Николаевича
Главная | Регистрация | Вход
 
Вторник, 23.05.2017, 08:00
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Политика [599]
Зкономика [88]
Социальные вопросы [68]
Акции КПРФ [112]
Культура [33]
Здравоохранение [10]
Образование [48]
Спорт [3]
Прочие вопросы [97]
Депутатская вертикаль [73]
Форма входа

Поиск

Расширенный поиск

Календарь
«  Ноябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Главная » 2010 » Ноябрь » 21 » Интервью Председателя Комитета Государственной Думы по промышленности, члена фракции КПРФ С.В. Собко в «Парламентской газете».
Интервью Председателя Комитета Государственной Думы по промышленности, члена фракции КПРФ С.В. Собко в «Парламентской газете».
23:44
Многие ждали и надеялись, что после кризиса мы будем наблюдать высокие темпы промышленного роста, но этого не произошло. Как Вы оцениваете состояние реального сектора экономики в нашей стране и его перспективы

- Очень хотелось, чтобы из кризиса были извлечены уроки. Это важно уже потому, что кризисы в мировой экономике имеют свойства повторяться. Поэтому сегодня особенно важно заниматься реальным сектором, чтобы к следующему кризису подойти с другой структурой экономики. Либеральные идеи 90-х о том, что рынок всё расставит по своим местам, до сих пор оказывают определяющее влияние на экономическую политику государства. Это привело к тому, что приоритет рынка без участия государства сохранен только в России, такого нет ни в Германии, ни в Японии, ни в Китае, - ни в одной промышленной стране. Ннынешнее положение нашей промышленности является по сути плачевным именно благодаря этому.

Восемь «тучных» лет мы вместо того, чтобы разрабатывать стратегию промышленной политики и модернизировать реальный сектор экономики, занимались раскручиванием сырьевых отраслей. Накопленные финансовые резервы нужно было бы использовать на модернизацию реального сектора экономики, заменив «демидовские» станки на новейшее технологическое оборудование, а так же предоставления налоговых льгот и субсидий для модернизируемых предприятий.

Нашей промышленности наверное не нужно производить всё от одежды до ракеты.

Необходимо определить приоритеты в реальном секторе экономики, где мы могли бы выйти на мировой уровень, и кроме сырья предлагать миру интеллектуальный и промышленный продукт высокого уровня переработки. Эти вопросы рынок не отрегулирует, это задачи правительства. И эти вопросы наш комитет ставил перед министром промышленности и торговли В.Б. Христенко, который совсем недавно выступал в Думе. Ведь если не идёшь вперёд, идёшь назад. И сегодня, чтобы преодолеть стагнацию, наша промышленность должна иметь чёткую стратегию развития.

Большую роль в этом мог бы сыграть Закон о промышленной политике. Я вижу в нём не просто юридический документ, а основу государственного понимания - на чем будет базироваться развитие нашей страны в ближайшие годы. Закон этот широко обсуждался депутатами. Сейчас он находится на обсуждении в правительстве.

В чём вы видите необходимость первоочередного принятия именно этого закона?

Закон должен обеспечить новые государственные подходы к инновационным отраслям промышленности. Мир не стоит на месте, везде сейчас работают над технологиями будущего -- био-нанотехнологиями, альтернативными источниками энергии и тд. Россия откликнулась на эту тенденцию проектом «Сколково» и результаты инновационных разработок должны найти свое прикладное значение в реальном секторе.

Перефразируя слова классика могу сказать: экономический рост в России - это Сколково плюс промышленная политика. Принципиальный момент: без промышленной политики проект «Сколково» пользы не принесет. Процессы, связанные с интеллектуальной собственностью, должны тиражироваться. Было бы правильным наряду с созданием технопарков, формировать условия для подъёма реального сектора экономики, который сможет эти идеи воспринять и запустить в серийное производство.

Поэтому, если мы в «Сколково» создаём уникальные условия для развития фундаментальных исследований, то параллельно должны готовить базу для внедрения их результатов. Для этого необходимо развивать станкостроение, приборостроение, а так же заниматься элементной базой. Речь идёт о создании промышленного фундамента для инновационного продукта. Бессмысленно надеяться, что запад продаст нам новые технологии. Мы получим «вчерашний день» и пока будем их осваивать, весь мир опять уйдет вперёд. Мы должны, сегодня заниматься разработками, которые в мире будут востребованы через 5-10 лет.

Но пока у нас производить по-прежнему невыгодно.

Рубль, вложенный в производство, даёт намного меньшую отдачу, чем вложенный в финансовые операции . Промышленность находится под прессом энерготарифов и высоких налогов. Если брать с учётом налога на добавленную стоимость, налога на прибыль и отчислений в социальные фонды, то никакого задела для модернизации предприятия создать не в силах.

Не получается и пойти по пути кредитования. Не смотря на снижение ставки рефинансирования, она находится на таком уровне, который не позволяет заработать механизму кредитования в массовом масштабе, превратиться в инструмент роста. Любое производство в мире, если имеет 12-15 % рентабельности, это очень хорошо. Так как же может предприятие существовать на кредитных ресурсах, если банку надо платить 15-18%.

Налог на добавленную стоимость введён правительством Гайдара, чтобы бороться с инфляцией, но он остаётся и по сей день основным налогом, давящим любое производство. Мы предлагали заменить его налогом с продаж. Это справедливо. А сейчас предприятие должно платить государству, когда оно только купило сырье для производства. Получается замкнутый круг -- для того, чтобы быть рентабельной, промышленность должна модернизироваться, но она не может заработать на это средства.

Что нужно сделать, чтобы этот порочный круг разорвать?

Во-первых, если приобретается оборудование, которое у нас не производится, то необходимо освободить предприятие от налога на собственность на это оборудование минимум лет на пять.

Во вторых - при ввозе в страну это оборудование должно быть освобождено от налога на добавленную стоимость.

В- третьих, есть интересная идея создания фонда модернизации. Он может быть создан по принципу кассы взаимопомощи. Каждое предприятие отчисляет по 0,5-1% от дохода в фонд модернизации реального сектора экономики. Если же предприятие проводит модернизацию, то оно и от налога освобождается, если нет - то через фонд должно участвовать в модернизации промышленности в целом. Такая вот стимулирующая мера. Сам же фонд должен финансировать лизинговые компании, которые будут закупать высокотехнологичное оборудование, не производимое в России, и на льготных условиях давать его предприятиям, которые подготовили площадку для модернизации.

Такие налоговые каникулы, могу быть серьезным стимулом для модернизации реального сектора нашей экономики. Иными словами создания базы способной воспринять результаты будущих инноваций.

Пока же мы видим, что налоговые ставки не уменьшаются, нет налоговых каникул, нет субсидирования малого и среднего производственного бизнеса. В США этот сектор приносит 60% доходов в бюджет, а у нас согласно Росстату только 10%. Важно понять, что поддержка на государственном уровне своего производителя это не просто дань патриотизму, она обеспечит приток денег и в промышленность, и в социальную сферу.

Не так давно я посещал выставку кранового оборудования. Например 80 тонный автокран немецкого производства стоит около 40 млн. рублей, наш кран Галичинского завода с эргономичной кабиной - 21 млн. рублей, а китайского производства 11 млн. рублей. Понятно, что большинство предприятий выберет наиболее дешевый вариант, поэтому задача государства состоит в разработке и осуществлении мер поддержки отечественного производителя.

Как Вы относитесь к созданию в России сборочных производств иностранных компаний?

Новые производства - это новые рабочие места, и стране они необходимы.

В советское время за две довоенных пятилетки было построено 9 тыс. заводов. Россия может достичь значительных результатов и уйти вперед, используя пути о которых говорилось выше.

Когда сегодня мы приглашаем иностранные компании работать у нас, имеется в виду прежде всего локализация производства. Если мы говорим об автопроизводстве, то сегодня почти все узлы по- прежнему поступают из-за рубежа. Ни одна компания не выполнила в полном объёме контракты по локализации производства. Это связано с тем, что в стране не созданы условия для реального производства. В Китае такие условия созданы благодаря, поддержке китайского производителя государством. Как результат самый высокий рост ВВП в мире.

Насколько оправданно начинать модернизацию реального сектора с ВПК ?

ВПК может стать маяком для всей нашей промышленности. Так исторически сложилось с советских времен. И выбор этот верный. Недавно я был на Байконуре и участвовал в программе запуска первого полностью цифрового корабля Союз-ТМ. Посещая монтажно-испытательные корпуса

убедился, какая там огромная концентрация интеллектуального потенциала. И всё это результат работы ВПК. ВПК всегда был пионером и в технологическом плане, и в культуре производства. Однако был один минус. Когда там что-то разрабатывали передовое, это получало гриф секретно и лежало в сейфе. США в плане коммерциализации военных разработок оказались намного гибче. Когда в НАСО разработали застёжки-липучки для скафандров астронавтов, уже через полгода эта застёжка появилась на кроссовках многих мировых производителей, что позволяет компенсировать затраты на научные разработки.

Каковы реперные точки в работе комитета по промышленности на этот год?

Ситуация в промышленности зачастую требует оперативного вмешательства. Поэтому я считаю, что большую роль тут могли бы сыграть рабочие совещания между министерствами и законодателями. Выработанные на таких совещаниях решения могли бы воплощаться в постановлениях правительства. Я буду выходить с инициативой таких рабочих встреч.

В 1999 году, когда вице-премьером был Ю.Д. Маслюков, страну нужно было тащить из пропасти. Он провёл ряд совещаний между крупными оборонными предприятиями и представителями нефтяной отрасли и поставил задачу, если хотим страну сохранить, то нефтедобывающие предприятия должны сориентироваться на заказы для своих нужд для оборонных предприятий. Тогда это сработало. В нынешнем законодательстве существует немало узких мест, которые мешают работать инновационным предприятиям. И расшивать такие места можно только законодательными актами прямого действия.

Мы проводили выездное заседание на экспериментальном заводе АН РФ

в Черноголовке, где нам показали уникальную установку по стравливанию тонких слоев с кремниевых пластин в низкотемпературной плазме. Это современная разработка - мирового уровня.

Но завод не может производить серию, поскольку входит в состав РАН, а РАН может участвовать в финансирование только научной деятельности,

а серийное производство под статью расходов не попадает. Думаю, что в таких случаях требуется точечное вмешательство и законодателей и исполнительной власти.

Наш комитет пристально следит за программой «Сколково».

Когда там будут возникать серьёзные идеи, важно, чтобы опытно-конструкторские работы и промышленное внедрение проводились в основном на отечественных предприятиях.

В центре внимания и проблемы ВПК. Если ВПК выбран флагманом модернизации, то необходимо законодательно обеспечить, чтобы его уровень соответствовал сегодняшнему дню.

Подчеркну, что цель нашей работы с правительством построение инновационной промышленности, полностью соответствующей мировому уровню.

Парламентская газета. 2010. №58.
Категория: Зкономика | Просмотров: 386 | Добавил: кликни | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Архив записей
Друзья сайта
  • Газета "Правда"
  • ЦК КПРФ
  • Газета "Советская РОссия"


  • Новости от "Правды"

    Новости от "Советской России"


    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Корзина
    Ваша корзина пуста

    Copyright Вологодский областной комитет КПРФ © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
    Locations of visitors to this page