Личный сайт Потапова Сергея Николаевича
Главная | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 28.05.2017, 19:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Политика [599]
Зкономика [88]
Социальные вопросы [68]
Акции КПРФ [112]
Культура [33]
Здравоохранение [10]
Образование [48]
Спорт [3]
Прочие вопросы [97]
Депутатская вертикаль [73]
Форма входа

Поиск

Расширенный поиск

Календарь
«  Март 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Главная » 2010 » Март » 24 » Национальный прожект «Здоровье». Вопросы – президенту! Ответы – за президента! - часть 2-я
Национальный прожект «Здоровье». Вопросы – президенту! Ответы – за президента! - часть 2-я
06:00

Государство сокращает невостребованные койки, но для приведения коечного фонда в соответствие с Федеральными нормативами этого мало. А можно ли востребованные койки сделать невостребованными? Не можно, а нужно! Для каждого отделения больницы сверху спускается план работы на год. Из планов работы отделений слагается финансовый план больницы в целом. Пример: по плану хирургическое отделение МУЗ « Красавинская РБ № 1» за год на 18 койках должны пролечить 570 человек при среднем пребывании больного на койке 10 дней. Это то же самое количество больных, которых раньше до сокращений отделение пролечивало на 30 койках. От сокращений отделений количество больных не уменьшается. Поэтому организаторы здравоохранения заставляют работать уже сокращенные отделения более интенсивно, уменьшая показатель среднего пребывания больного на койке на единицы, при этом план на пролеченных больных увеличивается в арифметической прогрессии. На практике, 10 койко-дней для хирургического отделения районной больницы означают, что отделение захлебывается в потоке реальных, а не "среднестатистических" больных, персонал сбивается с ног, часть больных откровенно не долечивается, развертываются нелегальные приставные койки, а план, если выполняется, то с трудом. Невыполнение плана на пролеченных больных означает, что отделение не заработало себе денег на зарплату и подлежит сокращению. При показателе 9 койко-дней и ниже план становится космическим и невыполнимым при любом количестве коек. Фокус в том, что организаторы здравоохранения, сокращая коечную сеть, задают оставшимся койкам такой режим работы, что чисто физически такой план эти койки выполнить не могут. Представим, что произойдет, если двигателю автомобиля «ВАЗ-2106» задать режим работы гоночного автомобиля «Феррари». Самое ужасное то, что делается это осознанно, умышленно, что в результате подобного планирования отделения и больницы заведомо попадают в финансовую яму, а организаторы здравоохранения при этом получают «научное» обоснование дальнейшего сокращения коек. А теперь предлагаю вспомнить о знаменитых зурабовских 5 койко-днях, на которые он хотел посадить все здравоохранение и загрустить. Не оценили эту гениальную идею! Способов посадить больницу в финансовую яму много. Если закон о доплатах до МРОТ не профинансирован, а необходимость доплат работникам до минимума возлагается на внутренние резервы больницы, которых нет - больница в финансовой яме. Если врач в отделении один и на период трудового отпуска ему замены нет, отделение на период отпуска закрывается, и план на пролеченных больных нужно выполнить за 10,5 месяцев. А если врач уехал на очередную учебу, то план должен быть выполнен за 9,5 месяцев. Прогноз дальнейшего предсказуем. Мировой финансовый кризис все упростил. Вологодский департамент здравоохранения просто объявляет, что снижен Муниципальный заказ и в больницах летят койки, штаты, персонал, зарплата без всякого объяснения причин.

А как же качество лечения? Какое качество? В здравоохранении на сокращенных койках устроена погоня за количеством, и на этом фоне заявления Путина-Медведева о необходимости повышения качества медицинского обслуживания кажутся полным бредом. Не может отделение больницы качественно работать в режиме: «Усеремся! Но план выполним!». Покажите мне хоть один качественный параметр планирования здравоохранения. Хотя бы один! Но прошу не путать с методами контроля за так называемым «качеством».

В здравоохранении должна быть профилактическая направленность. Как это выражается в системе ОМС?

В системе ОМС врач работает, получая зарплату по объемам. Принцип: «Сколько принял - столько получил, но не выше нормы, установленной Муниципальным заказом». Поэтому в системе ОМС врач заинтересован в росте заболеваемости. Какая профилактика?

Интересно, каковы же расценки, по которым врач работает в системе

ОМС?

Врач - хирург с первой квалификационной категорией и стажем работы 18 лет, работая по совмещению на общехирургическом приеме, получает за одного принятого взрослого человека - 5 рублей 54 копейки. Дети ценятся несколько дороже - 6 рублей 29 коп., вызов на дом - 25 рублей 17 коп. профосмотр одного взрослого человека - 2 руб. 62 коп., профосмотр одного ребенка - 5 руб. 24 коп., одна амбулаторная операция - 15 руб. 01 коп. Из вышеуказанных сумм  вычитаем  подоходный налог,  профсоюзные и для прикола попробуем эти суммы перевести в доллары США, точнее в центы. Возвращаюсь к вопросу    о качестве медицинской помощи. Очень заинтересован врач-хирург качественно провести профосмотр при норме 5 минут на одного обследуемого и оплате 2 рубля 62 копейки за каждого! Заинтересованность прямо из штанов выпирает!

Национальный     прожект    «Здоровье»     разделил     всех     врачей     на

приоритетных высокооплачиваемых и всех остальных. Зачем?

Ответ дали древние римляне: «Разделяй и властвуй!».

Какая   часть   всех   денежных   сумм,   выделяемых   государством   на

здравоохранение, «оседает» в структурах ОМС?

Это коммерческая тайна.

Государство    утверждает,    что    в    стране    очень    высокий    уровень

госпитализаций, что 30 - 40%  всех госпитализируемых больных не

нуждаются в госпитализации. Так ли это?

Государство само утверждает объемы госпитализации в виде т. н. муниципального заказа. Эти объемы закладываются в годовой план работы каждого муниципального учреждения здравоохранения, а каждый заведующий   отделением   обязан   на   100%   выполнить   годовой   план   на пролеченных больных, иначе больница окажется в финансовой яме. А далее получается  анекдот.  Государство садит все здравоохранение на объемы, которые само же и определяет, и тут же следуют фарисейские утверждения, что эти объемы чрезмерны, что нужно искать пути для их уменьшения, т. е. для дальнейшего сокращения коечной сети и разгона узких специалистов  и персонала. Один из предлагаемых путей – организация во всех больницах приемно-диагностических отделений, где поступившие больные в течение 6-12 часов (!?) проходят полное обследование, по итогам которого будет приниматься решение о тактике дальнейшего лечения. Проблема в том, что диагностические койки не финансируются ни в ОМС, ни в бюджете, они вообще висят в воздухе.  Мысль  обслужить  30-40% пациентов  за  счет внутренних резервов больницы, которых нет, очень здравая. На эту тему великий русский народ утверждает, что на халяву и уксус сладкий.

Какую  роль отводит национальный  проект «Здоровье» узким

специалистам?

Существует мнение, что система ОМС      спасла      отечественное здравоохранение в 90-е года. Чушь! Отечественное здравоохранение спасли кадры. И даже сейчас, если где-то что-то в муниципальном здравоохранении (а особенно на периферии) еще работает, то это работает не система ОМС, это дорабатывают свой срок кадры, оставшиеся в   здравоохранении с советских времен. И когда эти кадры уйдут, национальный прожект «Здоровье» тут же издаст громкий неприличный звук, напоминающий фальшиво сыгранную на пионерском горне джазовую композицию. Парадокс в том, что даже не пытаясь что-то сохранить, государство в рамках оптимизации работы коечной сети фактически выдавливает свои кадры из муниципального здравоохранения. И прошу заметить, что делает это в условиях практически нулевой ротации кадров. Как закрыть 30-коечное хирургическое отделение? Его нужно сделать 10-коечным. В этом случае отделение становится не оперирующим, сокращаются штаты, в т. ч. вылетают на улицу члены операционной бригады. У заведующего отделением остается 0,5 ставки, прекращается льготный хирургический стаж, и врач вешает на двери отделения большой амбарный замок. Если государство огульно сокращает коечную сеть, то хотя бы сохраните персонал, введите в планирование здравоохранения качественные параметры, пересмотрите штатные нормативы, которые не пересматривались с 1976 года. Но даже на это у реформаторов не хватает ума! Оптимизация работы коечной сети в проводимом виде закладывает под муниципальное здравоохранение большую бомбу. Узкие специалисты - это уникальный инструмент, они с пустого места не берутся. Если молодой человек окончил мединститут, прошел интернатуру по хирургии, то это не означает, что он стал хирургом. Его минимум лет десять нужно готовить на рабочем месте. А на каких рабочих местах государство собирается готовить молодые кадры, если даже у основного врачебного состава в ходе оптимизации урезается все? Мы построим медицинские центры, мы обеспечим их современной аппаратурой! А где вы в будущем возьмете квалифицированные кадры, господа хвастуны? Последние социологические опросы свидетельствуют, что, несмотря на большие денежные вливания, здравоохранение лучше не стало. Почему?

А денег можно тратить еще больше, но лично я ни разу не виде ни одной эффективно работающей «кормушки».

Государство оснащает больницы диагностическим и лечебным оборудованием. Чего еще не хватает?

Это правда и это замечательно, но..! А разве у нас аппаратура осуществляет диагностический и лечебный процесс? Людей лечат люди, а вот о них депутаты думают тем местом, на котором сидят. Насколько эффективно будет работать новый современный фиброгастроскоп, если врач, которому надоело подрабатывать на ФГДС - исследованиях по совмещению за 250 рублей в месяц, отказался от этой подработки? Насколько качественно будет выполнять оперативные пособия большой операционный набор, если из больницы ушел последний хирург? Как удобно будет лежать роженице на новом гинекологическом кресле, если в рамках оптимизации родильное отделение закрыто?

Где взять денег на создание в больницах 30% стимулирующего фонда оплаты труда?

Эту задачу с успехом решает проводимая оптимизация работы коечной сети. Каждую третью санитарку и часть среднего медперсонала выкидываем на улицу, перераспределяем обязанности между уцелевшими работниками. Часть среднего медперсонала и врачей садим на 0,75 ставки. Закрываем отдельные отделения, остальным отделениям урезаем коечный фонд. Для обеспечения «доступности медицинской помощи» сокращенным отделениям сокращаем среднее пребывание больного на койке. Причем, для отдельных отделений план работы становится заведомо невыполнимым, т. е. отделения садятся на гиперобъемы, что означает, что не видать персоналу этих отделений стимулирующей надбавки как своих ушей. Дмитрий Анатольевич! Ау! Что там насчет качества лечения? Глубоко- и многоуважаемый Владимир Владимирович! Очень легко и просто отвечать на отфильтрованные придворными подхалимами вопросы. Мой вопрос из другой оперы. Зарплата санитарки с учетом доплаты до МРОТ 4 тысячи 300 рублей в месяц, зарплата медсестры немногим больше. Я лично затрудняюсь назвать хотя бы одно цивилизованное государство в мире, где зарплата работающего человека может быть меньше, чем средняя пенсия по старости. Так много ли сэкономили на сокращенных санитарках, господин премьер-министр?

Каковы особенности современного планирования муниципального здравоохранения?

Планирование здравоохранения носит откровенно деструктивный характер, не отвечает основным целям и задачам, стоящим перед здравоохранением, умышленно ставит ЛПУ на грань финансового краха, делает здравоохранение неэффективным малодоступным, сверхбюрократизированным. Ближайшая перспектива - дезорганизация и необратимая деградация здравоохранения, более выраженная на периферии, и кадровый кризис. Пример такого планирования: 2 врача-хирурга на 30 койках хирургического отделения МУЗ «Красавинская РБ №1» в 1985 году выписали 616 человек, в 1986 году - 584, в 1987 году - 607 человек, в 1988 году - 593 при среднем пребывании больного на койке 14,5 койко-дней. В 2009 году для 13 стационарных коек и 5 дневных коек х/о на одну врачебную ставку годовой план на пролеченных больных составил 569 человек на 10 койко-днях. В 2010 году то же самое количество коек уже на 8 койко-днях должно пролечить почти 700 человек и сделать это за 9,5 месяцев. Т. к. для большинства больных общехирургического и травматологического профиля требуется лечение в течение 10 дней и более, то для остальных пациентов среднее пребывание составит 5-6 дней, а с учетом закрытия отделения на период отпуска - 4-5 дней. Подобное планирование есть скотство не только по отношению к медикам, но и к пациентам. В этих цифрах ответ на вопрос и о качестве медицинской помощи, и об уровне госпитализации и т. д.

Приведите примеры лечебно-профилактических учреждений, «процветающих» в системе ОМС?

За примерами далеко ходить не нужно. Необходимо посетить любую муниципальную больницу, переговорить с врачами и сравнить, что было и что есть сейчас. Маленький пример: МУЗ «Красавинская районная больница № 1». Территория обслуживания - 10 тысяч человек, великолепная материально-техническая база и ... полный разгром! Коечный фонд больницы урезан больше, чем втрое, прекращен прием врача-инфекциониста, закрыты остатки детского отделения. На его базе организовано отделение коек сестринского ухода для бесхозных бабушек и бомжей. Закрыт эндоскопический кабинет. Закрыта стоматологическая поликлиника. Муниципальной стоматологии больше нет, в 2008 году уволился последний стоматолог-терапевт. А совсем недавно здесь работало 5 стоматологов, профосмотры в школах и детских садах делали, зубы детям санировали. Сейчас милости просим к платному стоматологу, четыре стоматологически^-7'пломбы - месячная зарплата медсестры. С 25 декабря 2009 года закрыто родильное отделение. Это забота Путина - Медведева о материнстве и детстве. Хирургическое отделение на 8 койко-днях и терапевтическое отделение на 10 койко-днях с 2010 года-обречены. План нереален, и выполнять мы его не собираемся. Ломать - не строить! Всех узких специалистов этой больницы можно назвать словом "последний". Последний врач - инфекционист- 0,75 ставки, последний окулист - 0,5 ставки, последний невролог - 0,5 ставки, последний акушер-гинеколог -0,75 ставки, последний врач-рентгенолог -0,75 ставки, последний заведующий ОКСУ (бывший педиатр стационара) - 0,75 ставки, последний хирург больницы - в ближайшем будущем ставочка на двух рабочих местах. Ноль с запятой и последующими цифрами означает, что в будущем ни один врач на это место уже не придет. МУЗ «Красавинская РБ № 1» - это маленькое реальное дело в череде великих свершений и дел у преступной организации, именующей себя Партией реальных дел. Реформы в здравоохранении - неисчерпаемая тема. О методах управления здравоохранением, о ДЛО, о достижениях первичного звена, о «зурабовских победах», о тотальной вакцинации, о круговороте бумаги в здравоохранении, о мониторингах продолжение следует.

А почему в Китае нет кризиса? Там нет такой партии - «Единый Китай»!

p.s. Читайте также материал в газете «Советская Россия» о закрытии больниц в Вологодской области «Черные» подарки» от 4 марта 2010 г. (http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=57182).

Мы благодарим всех авторов присланных в редакцию «Нашего голоса» - они не остались без внимания и переданы депутатам фракции КПРФ в Законодательном Собрании области. Мы в свою очередь адресуем губернатору области В.Е. Позгалеву вопрос: Доколе будут экономить на здоровье граждан?

Просмотров: 855 | Добавил: smidmi79 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Архив записей
Друзья сайта
  • Газета "Правда"
  • ЦК КПРФ
  • Газета "Советская РОссия"


  • Новости от "Правды"

    Новости от "Советской России"


    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Корзина
    Ваша корзина пуста

    Copyright Вологодский областной комитет КПРФ © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
    Locations of visitors to this page