Личный сайт Потапова Сергея Николаевича
Главная | Регистрация | Вход
 
Четверг, 27.07.2017, 07:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Политика [599]
Зкономика [88]
Социальные вопросы [68]
Акции КПРФ [112]
Культура [33]
Здравоохранение [10]
Образование [48]
Спорт [3]
Прочие вопросы [97]
Депутатская вертикаль [73]
Форма входа

Поиск

Расширенный поиск

Календарь
«  Март 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Главная » 2010 » Март » 12 » Пути-дороги сельской школы
Пути-дороги сельской школы
08:58
Пути-дороги сельской школы
 В начале 90-х наша семья жила в одной из дальних деревень Бабаевского района. Это было время бартера, повального дефицита, задержки зарплат, пенсий. Многие возвращались с семьями на свою малую родину. Деревенька, в которой к тому времени осталось всего 12 домов, снова ожила. Детей школьного возраста было двое, еще трое готовились стать первоклашками.
Колхоз еще держался на плаву, работа в нем нашлась для всех родителей. А вот детский сад уже закрыли, и никакой надежды на его возрождение не было. С внучатами сидели бабушки-дедушки.
Соседская девочка Вера, родители которой никуда из деревни не уезжали, и Леша, бывший москвич, и моя старшая дочь должны были пойти в первый класс. В начальную школу, которая находилась в пяти километрах от нашей деревни, отдать своих детей взрослые не захотели: здание старое, аварийное, и молодая учительница не отличалась примерным поведением, о ее «похождениях» судачил весь сельсовет. К следующему учебному году эта школа была закрыта. Детей определили в основную, которая находилась за 12 километров от деревни.
Дорога - грунтовая, во время осенних дождей ее разбивали лесовозы и она становилась похожа не стиральную доску. Школьный автобус - машина, списанная лесхозом, возившая когда-то рабочих в лес. Малышам самостоятельно в нее было не забраться, так как ступенька находилась на уровне их носа.
В восемь утра автобус выезжал на трассу - основную дорогу - и собирал ребятишек из окрестных деревень, чтобы к девяти привезти их на занятия. Наша деревня стояла под горкой, и метров 500 ребятишки должны были пройти, чтобы оказаться «на трассе». Эти полкилометра и стали камнем преткновения для малышей.
Правда, моя дочь «отсеялась» еще раньше - после первой же недели учебы. Она очень плохо переносила автобусы, а по такой дороге и в таком «комфортабельном» транспорте поездки стали для нее сплошным мучением. Приходилось брать с собой целлофановые пакеты, и в школу она приезжала почти зеленая. Ни о каком внимании и усердии на уроках речи уже не было.
Дорога домой - снова испытание, после которого отлеживалась и до домашних заданий руки доходили только поздно вечером. А утром, не выспавшаяся, она опять отправлялась на «ученье-мученье». Через неделю здоровый розовощекий ребенок превратился в «бледную поганку». Я решила, что с нас хватит, забрала документы из школы, отвезла их в город и написала в управлении образования заявление на домашнее обучение. Программу начальных классов дочь осваивала самостоятельно, два раза в год сдавая экзамены в городской школе, к которой нас «приписали».
 Вера с Лешей «продержались» в школе дольше. В октябре светает поздно и пройти в горку через небольшой лесочек можно было только с фонарем. Дорога осенняя, скользкая, лужи после обильных дождей разливались «от края до края», а края - скользкая глина. Веру провожал на автобус отец: надевал сапоги с высокими голенищами и переносил ребенка через «проблемные» места на руках. Лешку водил старший брат - пятиклассник. Так водил, что пацаненок то в лужу упадет и весь грязный и мокрый домой в слезах прибежит, то воды в сапоги начерпает и с сырыми ногами целый день на уроках просидит, а потом недели две ему сопли и кашель бабушка лечит.
Зимой стало немного полегче: от снега не так темно, воды нет. Но вот после снегопадов дорога от трассы до деревни утром еще бывала не расчищена, и брели малыши по целику. Какими в школу приезжали, думаю, объяснять не надо.Лешка совсем разболелся, бронхит заработал - городской все-таки, хлипкий.
А Вера держалась дольше всех: привычная, деревенская. Но весной, когда дорога «падала», и по рыхлому снегу, под которым ледяная вода, не знаешь в чем и пройти (в зимних сапогах - ноги промочишь, в резиновых - заморозишь), и она не выдержала. Отца в тот день в командировку отправили, а мать с утра на ферму ушла, наказала дочери дома сидеть. Но Вера не хотела уроки прогуливать, оделась и на автобус побрела. Вечером вернулась - из сапог воду выливать можно. На утро, конечно же, слегла: двусторонне воспаление легких. Месяц в районной больнице пролежала. После выписки родители ее отправили к бабушке, которая жила в той же деревне, где была школа.
 Лешку, много пропустившего, хотели на второй год в первом классе оставить, но совместными усилиями родителей и учителей вытянули его на тройки. А тут и младший его братик для школы «созрел», но мать, намаявшись со средним, убедила мужа вернуться обратно в столицу.
 Мы тоже, проучившись «на дому» три года, отправились в город продолжать образование.
Вера, закончив основную школу, уехала в областную столицу и поступила в училище. Вслед за ней отправились искать лучшей доли и родители, так как колхоз к тому времени приказал долго жить.
Основную школу в этом учебном году закрыли, и теперь детишек возят за 25 километров. Наша деревня совсем опустела, только летом приезжают дачники. Да и в других деревнях населения не густо. На месте бывших полей и сенокосов - молодой лес. Природа быстро замела следы деятельности человека… Попробуй теперь возроди село…
 Всё это мне вспоминается, когда я слышу об «оптимизации» малокомплектных сельских школ, то есть их закрытии (в области за последние годы «исчезло» почти 300 таких школ).
 Ретивые чиновники (и даже многие педагоги!) предлагают ликвидировать маленькие учебные заведения, а детей подвозить автобусами. Недавно на совещании в Тюмени такие «передовики» хвастались премьеру, что в одном из отдаленных районов они закрыли все (!) сельские школы, а детей собрали в одну большую. Родители протестовали, но вынуждены были смириться. Хотя по закону без согласия сельского схода закрыть школу нельзя, но у чиновников свои «хитрости»: прекращается финансирование - и школа закрывается сама собой; или ее делают филиалом другой, убеждая при этом жителей, что ничего не изменится, а на следующий год малокомплектку спокойно закрывают (она к тому времени уже не является юридическим лицом, и согласия на ее ликвидацию не требуется).
В Финляндии, которую любят приводить в пример чиновники, расстояние до некоторых школ, например, в Лапландии - районе малонаселенном, достигает 100 км, и интернатов пришкольных там нет. Но никто почему-то не говорит о том, что дороги в этой северной стране одни из самых лучших в Европе. И связывают они не только крупные населенные пункты: в любой хуторок, где всего-то один-два дома, ведет хорошая дорога. Но в Финляндии очень бережно относятся к малокомплектным сельским школам, и если есть хотя бы 12 ребятишек, то обязательно есть и школа.
Еще меньше требуется учеников - всего пять - для открытия сельской школы в Норвегии. В свое время норвежцы пытались закрыть мелкие школы, открыть интернаты, но очень быстро отказались от такой практики. Жизнь показала: обучение и воспитание малышей в отрыве от родителей - неполноценное. Наверное, поэтому и в США стараются сберечь любую, даже самую маленькую сельскую школу (хотя их дороги тоже не сравнить с нашими). Если учеников остается совсем мало, то создаются «однокомнатные» школы, где учитель занимается с детьми разных возрастов и часто преподает несколько предметов сразу. Заработная плата педагога такой малокомплектной школы в два раза больше, чем у городского коллеги.
У нас же чиновники никак не хотят учиться на чужих ошибках и насильно внедряют то, от чего почти во всех странах отказались. Хотя даже в Министерстве образования признают, что подвоз детей в учебные заведения автобусами затратнее, чем содержание малокомплектных школ. Гололедица, снежные заносы, распутица делают дорогу в школу слишком опасной. За такие поездки сельские ребятишки расплачиваются здоровьем, а иногда и жизнью. За последнее десятилетие, думаю, с этим никто не будет спорить, наши дороги лучше не стали, а скорее наоборот. Даже основные магистрали в области не соответствуют требованиям, а уж сельские дороги вообще не ремонтируются десятилетиями. Зимой, особенно если она снежная, более или менее сносно расчищаются центральные трассы в районах, а те, которые на балансе у поселений, не чистятся неделями: то денег нет, то техники. (Денег у поселения с нынешним подушевым финансированием на самом деле нет!) Кроме того, есть еще дороги, которые принадлежали разорившимся колхозам, чьи они теперь и кто их должен чистить - совсем не понятно. А ведь не все дети школьного возраста живут вдоль центральных дорог, и кто-нибудь из взрослых думает, как ребенок по большому снегу доберется до автобуса? Школьный автобус не может заезжать в каждую деревню, иначе он привезет детей на занятия только к обеду.
 Прежде чем пересаживать школьников «на колеса», необходимо решить проблему с транспортом. Пока она - головная боль директоров и шоферов. Даже автобусы, выпущенные пять-шесть лет назад, требуют капитального ремонта, а то и замены. С этого года ужесточились требования к безопасности перевозок детей, например, теперь у каждого сиденья должен быть ремень безопасности, кнопка для связи с водителем, место для школьных сумок и др. Каждая машина должна быть оборудования системой слежения ГЛОНАСС. Переоборудовать старый дышащий на ладан транспорт - выбросить деньги на ветер! А купить школам новый, отвечающий всем современным требованиям - где взять деньги? Денег не хватает в учебных заведениях даже на бензин! В региональных нормативах подушевого финансирования школ транспортные расходы не предусмотрены.
Подвоз детей к школам потребует резкого увеличения автобусного парка, следовательно, понадобятся гаражи с теплыми боксами, ремонтная база, возрастут расходы на горюче-смазочные материалы. Школам это не потянуть, решать такой вопрос можно только на уровне района. Во многих странах автобусы, на которых ездят ученики, не являются школьной собственностью, а принадлежат предприятиям, занимающимся перевозками. В Финляндии в малонаселенных районах для подвоза детей даже арендуют специальное такси, а муниципалитет оплачивает расходы. Учитывая кризис и нынешнее состояние нашей экономики, можно быть уверенным, что на такие расходы деньги не найдутся. А если так, то не преступно ли «оптимизировать» мелкие сельские школы?
По расходам на одного учащегося школы (в процентах от подушевого ВВП) Россия занимала предпоследнее место в мире - перед Зимбабве. Пытаясь еще сократить расходы на образование путем закрытия малокомплектных сельских школ, правители забывают, что дети, на которых «экономили», не вырастут патриотами ни своей малой родины, ни Родины большой.
 Алена Кириллова.
Категория: Образование | Просмотров: 550 | Добавил: кликни | Рейтинг: 1.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Архив записей
Друзья сайта
  • Газета "Правда"
  • ЦК КПРФ
  • Газета "Советская РОссия"


  • Новости от "Правды"

    Новости от "Советской России"


    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Корзина
    Ваша корзина пуста

    Copyright Вологодский областной комитет КПРФ © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
    Locations of visitors to this page