Личный сайт Потапова Сергея Николаевича
Главная | Регистрация | Вход
 
Четверг, 23.11.2017, 06:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Политика [599]
Зкономика [88]
Социальные вопросы [68]
Акции КПРФ [112]
Культура [33]
Здравоохранение [10]
Образование [48]
Спорт [3]
Прочие вопросы [97]
Депутатская вертикаль [73]
Форма входа

Поиск

Расширенный поиск

Календарь
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Главная » 2011 » Март » 26 » Развитие науки и образования — важнейшее условие социалистической модернизации России
Развитие науки и образования — важнейшее условие социалистической модернизации России
13:44

 Выступление первого заместителя Председателя ЦК КПРФ И.И. МЕЛЬНИКОВА

     на VIII (мартовском) совместном пленуме ЦК и ЦКРК КПРФ 

     

Уважаемые товарищи!

 

     Партия вошла в год федеральных выборов, всегда особенный для нас, всегда тяжелый. И, безусловно, мы будем в течение всего ближайшего времени вести самую энергичную работу с целью решения выборных задач. В первую очередь, конечно же, путем предельно активной пропаганды нашей альтернативной программы, нашего видения развития страны.

     Но для начала просто необходимо сказать несколько слов и о текущей ситуации, ведь в мире, в стране, в российской политической системе уже идут или намечаются почти тектонические сдвиги.  

     

Новая динамика нового этапа борьбы

 

     В последние десятилетия в мировом левом и рабочем движении не раз обсуждалась тема революции. Часто поднималась эта проблема и в нашем с вами кругу. Она всегда была дискуссионной, такой и остаётся. Но обратим внимание на важный факт. Порой эти дискуссии серьезно буксовали, когда упирались в анализ новых условий: специфических условий информационного общества. Ведь все мы хорошо видим, что научно-техническое развитие не только подарило человечеству прогресс, но и дало новые возможности властям очень многих стран тотально контролировать общество, а еще точнее его настроения.

     Вместе с XXI веком пришли возросшие возможности для безграничной и весьма изощренной пропаганды. Усилилась концентрация в руках капитала колоссальных финансовых ресурсов. Установилась взаимная поддержка заинтересованных друг в друге корпораций на наднациональном уровне. Отточенной, доведенной до совершенства стала практика мелких подачек, своего рода «социальных компрессов», снижающих градус недовольства властью.

     В совокупности всё это цементирует позиции правящих режимов и подспудно затормаживает процессы осознания классовых интересов. Искажается картина действительности. Всех трудящихся, всех, чей труд так или иначе эксплуатируется, переквалифицировали в «потребителей», а эксплуататоры сделались героями новостей и «успешными людьми».

     Однако, товарищи, вот свежие события этого года: прокатившаяся волна народного возмущения и протеста в арабском мире, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, как минимум, надломила стереотипы. Термин «революция» сбросил историко-теоретические оковы, в которые его упорно заковывал «золотой миллиард». И порвалось не там, где было тонко, напротив, это случилось там, где управляемость и манипуляции были отлажены отменно.

     Наверное, сейчас рано давать всесторонний анализ, да и в каждом из этих государств есть свои особенности и нюансы. К примеру, Египет и Тунис — одна история, а Ливия — уже другая. Но есть три принципиальные позиции, которые мы, коммунисты, заявить просто обязаны.

     Первое: что-то из происходящего, конечно, в интересах Запада, Соединенных Штатов, но говорить о том, что процесс всецело рукотворный, — ошибочно. А именно такую трактовку сейчас навязывают российские государственные СМИ в приступе первобытного страха. Так им выгодно. Мы же с вами должны отличать всё то, что произошло в арабском мире, от прозападных «оранжевых революций» на Украине и в Грузии. Это разные сценарии. И если в «оранжевых» случаях были и явный интерес Запада, и прямое финансирование, и определенность в вопросах ставленника, то данные революционные настроения много ближе к внутреннему происхождению. Существенно ближе.

     Второе: революционная волна в арабском мире, скорее, буржуазно-демократическая, чем социалистическая. Стихийная форма происходящего, содержание лозунгов, отсутствие позитивной программы, ясно показывают это. Однако причины куда глубже, они-то нам и наиболее интересны. Мы понимаем, что выступления против тирании, несменяемости власти, коррупции являются лишь объединяющим мотивом, но не спусковым механизмом. Корни этих выступлений — в накоплении противоречий внутри социально-экономических систем этих государств.

     Очень точно и, как всегда, ярко об этом высказался внимательный аналитик, лидер Кубинской революции Фидель Кастро. Цитирую: «Было бы ошибочно думать, что революционное народное движение Египта теоретически вызвано реакцией на нарушение его самых элементарных прав. Народы не бросают вызов репрессиям и смерти и не проводят целые ночи в энергичных протестах по просто формальным вопросам. Они делают это, когда их законные и материальные права безжалостно приносятся в жертву ненасытным требованиям коррумпированных политиков и национальных и международных кругов, которые грабят страну».

     Третье: не следует ждать многого от этой волны революций. Сейчас там практически нет организованных и влиятельных сил, готовых взять власть, чтобы проводить политику в интересах трудящихся. На следующем этапе начнется глобальная игра, борьба за сырьевые плоды этих революций. Вероятнее всего, будут реакционные шаги, в том числе и с религиозными оттенками. Уже на этом витке активно подключился и Запад, «шакалит» и орудует НАТО. Всё это мы уже наблюдаем.

     Но нам с вами из происходящего нужно вынести следующее: миллионы людей, рискуя жизнью, пошли ва-банк, получая удовлетворение от того, что почувствовали себя гражданами, единым народом, заявившим о своем праве на другую, лучшую, участь. Это совершенно ново в нашу информационную эпоху манипуляций, масок и технологий, и это на данный момент является самым острым и актуальным.

     Безусловно, мы должны избегать излишнего пафоса или романтизма в отношении данных драматических событий. Мы не можем слепо применять эту схему повсеместно: ведь, как известно, на всё есть свои объективные исторические условия. Но недопустимо выпустить из внимания три важных для практической политической борьбы вывода.

     Вывод первый: дискуссия об эволюции и революции, о парламентских и непарламентских путях, вообще о формах борьбы за свои права в современном мире, обрела в 2011 году новое дыхание и характер.

     Вывод второй: информационные технологии дают власти не только новые способы контроля над сознанием и действиями людей, но и механизмы для самоорганизации граждан. Это обоюдоострое оружие.

     Вывод третий: состоялось свежее прочтение образа народа, потенциала современных народных масс, скинувших с себя ярлык «население», что уже само по себе стало серьезным фактором и для внутренней политики других государств, в том числе России. «Внешнее спокойствие» превратилось в ничто. Непредсказуемость народа, способность к социальному взрыву даже в тот момент, когда, казалось бы, всё под контролем, схвачено и растащено, по праву займет первое место в списке ночных кошмаров российского союза олигархов и бюрократии.

     Хотя жадность, эгоизм и нежелание слышать свой народ пока затмевают даже этот страх. В то время как король Саудовской Аравии в панике срочно выделяет народу своей страны 35 миллиардов долларов на борьбу с безработицей среди молодежи и улучшение жилищных условий, подобные же шаги делаются в Кувейте, лишь бы все было спокойно, у нас ничего подобного не происходит.

     В то же время российская власть фактически уже и так пережила микроинсульт, оказавшись в горящем кольце проблем.

     С одной стороны, события на Манежной площади, показавшие потерю контроля власти над межнациональными отношениями и, главное, — молодежью. Выступления были осознанными и массовыми, и уж к чему они относились меньше всего, так это к футболу. Заретушировать эту тему русскими народными песнями и ритуальными оцеплениями площади у власти не получится. Это вопрос последовательной социально ориентированной политики, а её как не было, так и нет.

     С другой стороны, громкие террористические акты, начиная с Кавказа и заканчивая транспортным сердцем столицы — аэропортом Домодедово. Внушения, что терроризм является глобальной проблемой современности, конечно, имеют под собой почву. Но возникает не теоретический, а практический вопрос: не слишком ли часто глобальная проблема отзывается в одной конкретной стране — России? Очевидно, что террористы имеют особую мотивацию целиться по российским мишеням. Как очевидно и то, что борьба с терроризмом начинается с экономики, с борьбы с безработицей, с умного отслеживания и выявления возможных угроз. Проверочных рамок для каждой двери может не хватить. Всё это понятно нам, но непонятно органам российской безопасности.

     Среди проблем этого горящего вокруг власти кольца, конечно же, и всё дальше и дальше уходящая в тупик экономика страны. Просто убийственно выглядит один из серьезнейших индикаторов: речь об инфляции. Рост цен на продукты питания в России в январе 2011 года составил 3,1%, что в 6 раз превысило удорожание продовольствия в Европейском союзе (там 0,5%). Это информация от Федеральной службы госстатистики, а реальные цифры, видимо, еще контрастнее. Цены на продукты питания в России возросли по сравнению с январем 2010 года на 16,4%, а в среднем по Евросоюзу — только на 2,7%! Хорошая иллюстрация к тому, что «последствия финансово-экономического кризиса», на который так любит ссылаться российская власть, — лишь общие слова и не самое важное в оценках состояния национальных экономик.

     Конечно, в связи с событиями в арабском мире снова подскочили цены на нефть и иное сырье, а в связи с выборным годом власть уже начала направо и налево раздавать крохотные задабривающие «повышения» тех или иных выплат. Но это не отменяет тенденции: социально-экономический кризис в Российской Федерации продолжается, но продолжается уже не как составная часть кризиса мирового, а как абсолютно самостоятельный кризис, для которого мировые процессы послужили лишь толчком.

     Таким образом, после прошлогодней волны лесных пожаров сейчас по всем огнеопасным позициям, будь то межнациональные отношения, безопасность, цены и тарифы, полыхает уже пожар социальный. Сигнальная система государства, показывающая, что идут фундаментальные сбои, сработала по всему периметру, сверкает всеми лампочками. Всё это является логичным следствием того курса, которым уже много лет ведет страну правящая элита. И все это, конечно же, отражается и еще отразится непосредственно на российской политической системе.

     По существу, внутри этой системы за короткий промежуток времени произошло вынужденное снятие табу с целого ряда тем, которые долгое время являлись наглухо закрытыми вопросами.

     Так, к примеру, слетело табу с проблемы разложения судебной системы. Языческие пляски либерального сообщества вокруг обиженного олигарха Михаила Ходорковского не так важны. Этот «второй приговор», поставленный в центр общественного внимания, послужил лишь запевкой к более серьезному вниманию к порокам российского суда в целом. Появление в публичном поле помощницы судьи по этому процессу с откровениями и разоблачениями — не случайность, таких случайностей не бывает. Это символ вызова, которым активная часть общества отвечает на усталость от страха. Нельзя было не заметить и ряд отказов известных людей, в том числе артистов, от когда-то подписанных по просьбе власти открытых писем. Не придумав ничего лучше, правящий режим попытался спрятать шок от происходящего путем сочинения уже нового, аналогичного письма с громким названием: «В защиту судебной системы в России». Только круг подписантов оказался на порядок слабее прошлого, да и сам факт такой реакции у любого человека сможет вызвать лишь ухмылку. Былого эффекта нет и не будет.

     Табу стало сползать с коррупционной тематики. И дело не в количестве разговоров на этот счет. Вопрос в том, что ранее не афишировались противостояния между органами власти. Пломба с этой темы была сорвана во время конфликта федеральной власти с бывшим мэром Москвы Юрием Лужковым. Затем информационная война между Следственным комитетом и Генеральной прокуратурой по делу об «игорном бизнесе». Крайне резонансными стали журналистские расследования, посвященные недвижимости самых крупных российских чиновников. В попытке поделить на «хороших» и «плохих», «честных» и «оборотней», сдать кого-то из «своих» на растерзание общественному мнению власть сама же откровенно показала гражданам нутро системы: как всё устроено и на чём держится. И назад это не спрячешь.

     Наконец, главное: наружу, в широкое публичное поле, на самый высокий уровень громкости прорвалась массированная критика нашего главного оппонента — «Единой России». Президент России Дмитрий Медведев высказал свои опасения по поводу «бронзовения» данной партии. Еще до этого заместитель руководителя президентской администрации Владислав Сурков открыто засомневался в том, что «единороссы» получат конституционное большинство в следующем созыве Государственной думы. Взорвали социальные сети и Интернет в целом действия ряда популярных в среде молодежи блогеров, направленные на разоблачение «единороссов». Утверждение о том, что это партия «жуликов и воров», в том или ином виде попало на глаза сотням тысяч людей, одобрялось и в результате закрепилось за ней. Недавно стали высказывать свое недовольство «Единой Россией» даже представители шоу-бизнеса, которые ранее участвовали в раскрутке этой партии. Их скандальные выходы из «партии власти» обошли первые полосы многих СМИ. Вывод: «Единая Россия» безвозвратно выведена из защитного поля, которое ранее было создано вокруг неё информационно-административными рычагами.

     В совокупности с той накопившейся критикой, которой долгие годы подвергаем эту партию мы, получается эффект рассеивания страха, правящая партия остается административно доминирующей, но перестает быть морально довлеющей. Она всё больше обретает в глазах граждан сатирические черты немощного и тупого гиганта, превращается в партию-чучело.

     Прошедшие 13 марта региональные выборы наглядно показали, что «партии власти» приходится прикладывать просто неимоверные усилия, чтобы обеспечивать свой результат. На ряде участков шулеры уже вызывают возмущение избирателей и получают отпор. Выиграв выборы формально, в этом последнем смотре перед федеральной кампанией партия чиновников потерпела поражение моральное: выглядела смешной, нервной и пустой. Они потеряли около 2,5 млн. избирателей по сравнению с выборами 2007 года, в то время как мы по аналогичному критерию сравнения приобрели около 300 тысяч новых сторонников. Это новая динамика, новый этап борьбы.

     Мы должны приложить все усилия, чтобы довершить этот образ «Единой России» как слабой и бессовестной структуры, тем более что перед федеральными выборами в каждом из региональных отделений этой партии разогреются традиционные внутренние конфликты. А главное, они уже «подставили» себя целой серией просто безобразных законов, которые сразу же были осуждены самой широкой общественностью.

     Это запредельно либеральный закон об изменении статуса бюджетных учреждений, фактически переводящий бюджетный сектор из социальной сферы в коммерческую. Закон постепенно вступает в силу и начинает порождать неразбериху во всей системе. Это карикатурный закон о полиции, который насколько смешон, настолько же возмутителен, бесполезен и опасен. Все мы понимаем, что трудоустроить уволенных милиционеров захочет криминал. Наконец, новый закон об образовании, а точнее — о его сворачивании и особенно новый стандарт содержания школьного образования, полезный разве что для дрессировщиков животных и непригодный для детей.

     Итак, в последнее время обнажилась масса неприглядных фактов, демонстрирующих как глубинные пороки системы, так и чудовищные планы по развитию рыночного фундаментализма. Для нас, наших преданных избирателей эти факты и планы не новость. В новинку — масштаб этой волны, которая привела к всплеску критических настроений в обществе.

     Достаточно сказать, что, даже по опросу прокремлевского Фонда общественного мнения, в уличных протестных акциях готовы принять участие не 20% населения, как еще полгода назад, а уже почти 50%. Конечно, от словесных деклараций до выхода на улицу — большой путь, мы это сами видим. Но этот градусник — тоже серьезный показатель.

     Безусловно, система ищет выход из сложившейся ситуации, эйфории быть не должно. Власти ищут выход очень прагматично и жестко. Реакции, по существу, две: естественная и искусственная.

     Естественная реакция — охранительная. Несмотря на заявления президента Дмитрия Медведева о демократизации выборов, о том, что «свобода лучше несвободы», несмотря на ряд очень скромных, но правильных законодательных инициатив, избирательная гидра саморегулируется, подстраивается, обороняется. Не случайно на мартовских выборах мы ощущали на региональном и местном уровнях не просто давление, а массовый шантаж кандидатов и прямую агрессию вплоть до силовых действий.

     Понимая, что в рамках правового поля душить оппозицию стало сложнее, наши оппоненты при поддержке чиновников всё наглее выходят за правовое поле. Достаточно вспомнить попытку опорочить КПРФ в Арзамасе, где наших активистов пытались подставить, создав негативный фон визиту в регион Геннадия Зюганова. Прикрываясь предлогом борьбы то с терроризмом, то с экстремизмом, то с происками Запада, они готовы раздавить любого яркого кандидата-коммуниста, не считаясь ни с законами, ни с рассуждениями о вреде закручивания гаек, ни с судьбами людей.

     Искусственная реакция — это три комбинации, которые реализуются кремлевскими администраторами.

     Первую комбинацию условно назовем «две колонны». «Справедливая Россия» становится полноценной колонной власти, электоральным пылесосом, вбирающим в себя часть отходящих от «единороссов» избирателей. Не случайно лидер «эсэров» Сергей Миронов получил разрешение заявить, что его партия не поддержит на выборах президента кандидата, выдвинутого «Единой Россией». Эта тенденция будет усиливаться. Она прямо направлена против нас и подпитывается бешеными финансами. В марте эти липовые левые были поставлены на место. Но расслабляться нельзя.

     Вторая комбинация — операция «громоотвод». Она направлена на придание нового дыхания имиджу «Единой России» за счет разрешенной сверху критики в адрес ее же ставленников. Мы уже видели «пилотные» выпуски этой операции на региональном уровне: имеются в виду те политические мелодрамы, которые «единороссы» разыгрывали с их же губернаторами в Курской и в Тверской областях. Они и дальше будут приносить в жертву непопулярных чиновников, отрекаться от них, используя эффект капусты: станут сдирать с себя верхний уже «запачкавшийся лист», а следом за ним будет вроде бы чистенький и белый.

     На федеральном уровне эта тактика будет еще более акцентированной. Так, скорее всего, будет создан некий предвыборный проект, куда, как в служебную командировку, будут направлены наиболее одиозные личности, отметившиеся своим радикальным либерализмом. Среди этих личностей всё чаще называется министр финансов Алексей Кудрин. Выведение подобных людей из системы ассоциаций с властью, с «партией власти» является фактически оформлением идеальной мишени для «единороссов». Таким маневром они попытаются имитировать сдвиг «Единой России» влево. Базой же для создания «правого» резервуара станет, видимо, партия «Правое дело», которую всеми силами тужится раскрутить телевидение.

     Наконец, третью комбинацию условно можно назвать операцией «Пародия». Если ранее власть, «либералы кабинетные», пыталась максимально заглушить голос «либералов уличных», то теперь имена последних произносятся в телеэфире, их действия комментируются, а их критика власти становится слышнее. Кремлю выгодно жонглировать их образами, чтобы связать любой гражданский протест с политиками, не имеющими никаких перспектив в России. Ругающие власть и грозящие революциями Борис Немцов, Михаил Касьянов или Михаил Горбачёв — лучше любой пропаганды помогают власти показать, что она всё делает якобы верно.

     Таким образом, две стихии с двух сторон: всё большее прозрение общества, всё большая подвижность настроений, с одной стороны, и новые жестокие действия чиновников и политические комбинации власти — с другой. Важно, что второе только стимулирует первое. И в этом источник нашего стратегического оптимизма.

     Но не только в этом. Многое, если не всё, сегодня — в наших собственных руках. Никакое прозрение и никакие настроения не имеют смысла, если обществу не на кого опереться, если оно не видит разумной и сильной альтернативы. Даже на примере арабского мира мы видим, насколько серьезно могут потерять в цене стихийные социальные взрывы, не имеющие во главе силы, способной взять ответственность и созидать.

     Признаемся себе: острая фаза социально-экономического кризиса не принесла нам глобального роста поддержки. Рост есть, важно, что он идет за счет перспективных социальных групп, например, молодежи, но всё же этот рост не такой мощный и быстрый, каким мы хотим его видеть и каким должны его сделать. Разочарование в проводимом курсе происходит быстрее, чем рост нашей поддержки.

     Проблема, которую нам необходимо решать и решить, — наша наиглавнейшая задача: вызвать не просто «сочувствие» или симпатию к нашей программе, а решительное желание оказать политическое доверие как к реальному инструменту политики. Во многом этой задаче служит Народный референдум. Но важно развернуть все элементы нашей программы, касающиеся злободневных проблем, вести пропаганду не только активно, но и эффективно.  

     

Перевернуть пирамиду!

 

   

  Уважаемые товарищи!

 

     Около года назад с этой трибуны выступил Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов с докладом «Социалистическая модернизация — путь к возрождению России». Уже тогда было подчеркнуто: слово «модернизация» без слова «социалистическая» нежизнеспособно. А на прошлом, октябрьском, пленуме мы обстоятельно говорили о нашей концепции решения проблем села.

     Мы последовательны, и сегодня разговор нацелен на то, чтобы дать представление еще об одном из важнейших положений альтернативной программы КПРФ: огласить наше видение преобразований в сфере образования и науки.

     Необходимость модернизации, особая роль в ней образования и науки в современной России не оспаривается практически никем. Однако мы утверждаем: у власти нет ни ясного понимания ситуации в научно-образовательной сфере, ни внятной программы научно-образовательного прорыва.

     На чём держатся модернизационные потуги власти, через какие механизмы она собирается поднять науку и образование? Из массы слов стоит выделить два основных, самых выпуклых инструмента: «привлечение инвестиций» и дикая «профилизация», нацеленность на конкретные запросы рынка. Это касается и образования, начиная со школы и заканчивая вузом, и науки. Два этих механизма — на деле две дороги в пропасть.

     Что представляет сегодня собой наша экономика? Торговля сырьем и умножение частного капитала. Недавно стало известно, что Москва вышла на первое место в мире по числу проживающих в ней долларовых миллиардеров — 79 человек. В Нью-Йорке — только 58, в Токио — 26. В России не просто власть капитала. Это власть капитала абсолютно ненасытного.

     Провести модернизацию, научно-образовательный рывок на попытке заинтересовать в этом крупный капитал — бесполезно. Капитал может заставить работать на себя. Но заставлять работать научно-техническую сферу и экономику в целом в интересах общества и государства он не будет и не захочет, ибо сам никогда не работает в этих интересах. Интересы капитала не могут быть связанными с задачами модернизации. Более того, он не просто не инвестируется, он бежит из нашей страны. Если в прошлом году отток капитала из России составил около 30 млрд. долларов, то в январе, по данным Центрального банка, из страны уже ушло 13 млрд. долларов! Это не просто паразитирующий капитал, это предательский капитал, ищущий, где потеплее.

     Профилизация всех и вся, подстраивание под запросы рынка — такой же блеф. Какой у нас рынок? Рынок страны «третьего мира» на ранней стадии развития, которой повезло с природными ресурсами. Попытка подстроиться под такой рынок приведет только к одному: мы лишимся и остатков того, что имеем в производственной сфере. Ведь при нынешней структуре экономики большая часть знаний и умений просто не востребована. Разве это означает, что знания и умения не нужны? Конечно, нет. Нужно перевернуть пирамиду, чтобы структура экономики определялась работой системы образования и науки, а не наоборот.

     Даже в рамках своей тупиковой схемы модернизации чиновники не справляются с их же собственными планами. Так, в прошлом году правительство саботировало реализацию мер по ускорению процессов модернизации: к октябрю они были профинансированы на какие-то 33%! На фоне высочайшего темпа общемирового развития и постоянного роста уровня конкуренции подобная политика может привести к подрыву национальной безопасности России и интеллектуальной деградации общества.

     Мы заявляем: в России сегодня возможна не любая модернизация, а, во-первых, органическая, то есть базирующаяся на собственных традициях. Во-вторых, опережающая, а не догоняющая. В-третьих, мобилизующая к получению знаний, стимулирующая к развитию всех граждан, весь народ.

     Такая модернизация, сама сегодняшняя жизнь требует вспомнить золотые слова, сказанные в «Манифесте Коммунистической партии»: «Свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». Нет сейчас слов актуальнее и точнее.

     Есть и особые для России факторы, которые превращают именно науку и образование в главные, можно сказать, архимедовы рычаги модернизации.

     Во-первых, это высокий уровень развития науки и образования в советский период. Нам досталось большое наследие, а в послесоветский, точнее — «антисоветский период» эти системы были раздраконены меньше других, так как активнее защищались профессиональным сообществом. Во-вторых, очевидная ограниченность других ресурсов для модернизации, которые соответствовали бы периоду постиндустриальной эпохи. Попытки превратить страну в «энергетическую сверхдержаву» оказались ущербными и несостоятельными. Уровень падения производства, растраченный Стабилизационный фонд, разрезанные по живому социальные программы и разговоры о повышении пенсионного возраста — яркие тому подтверждения.  

     

Три тезиса — три мотора развития

 

     Товарищи! Не станем подробно перечислять все удары по образованию, детали вредных законов и инициатив. Не раз их обсуждали и разбирали. В утвердительной форме заявим, чего мы хотим для школьников, для студентов, для преподавателей, всех потенциальных участников возрождения системы образования, превращения её в подъемный кран нашей экономики.

     Тезис номер один. Российские дети должны учиться бесплатно и получать фундаментальную школьную подготовку в рамках единого образовательного пространства страны.

     Казалось бы, какой смысл нам, коммунистам, требовать бесплатности, если это и так гарантируется Конституцией, если на каждом шагу чиновники от власти подтверждают, что школьное образование останется бесплатным? Граждане иногда перестают понимать, о чем спор. Объясним.

     Мы говорим о разной бесплатности. Не о том, что бесплатным должен быть какой-то «базовый» уровень, который не понятно кто и как определяет, а о том, что школьное образование целиком и полностью должно быть бесплатным и общедоступным. Сегодня в российской школе уже существует немало статей, по которым родителям открыто или скрыто приходится платить. В добавление к этому появился закон о совершенствовании правового статуса бюджетных учреждений, который официально разрешает всем социально значимым учреждениям, в том числе и школе, повесить ценники. Компартия требует отмены данного федерального закона, соответствующий законопроект внесен нами в Государственную думу, этому посвящен и один из вопросов Народного референдума.

     Много споров в последнее время шло относительно содержания стандартов. Начнем с того, что постановка вопроса — верная. Вспомним, сколько Советская власть трудилась над содержанием программ, как они менялись. Это важнейший, постоянный, творческий поиск. Безусловно, будь мы сегодня у власти, мы не оставили бы всё один к одному так, как было двадцать, тридцать лет назад: ведь появилось немало факторов, которые заставляют считаться с ними.

     Ведь сегодня у программ школьного образования должна быть не только функция передачи знаний, воспитания личности, но и защиты сознания. Посмотрите, как технологическая среда меняет детей. Телевизор давно заменил книгу, компьютер, Интернет, мобильные средства связи сократили живое общение. В школу идет «интернетизированное» поколение. По подсчетам экспертов, почти 70% школьников не могут грамотно писать и читать на фоне общего нормального умственного развития. Это одна проблема.

     Еще проблема: стимулы и мечты современных детей формируются не сами по себе. Мы были свидетелями целой эпохи, когда ребенок был увлечен познанием, зачитывался фантастикой, грезил о своем вкладе в строительство будущего, хотел стать ученым. Этой волны нет. Без этого говорить о науке как о двигателе модернизации вообще смысла нет. Сегодня власть приложила все усилия, чтобы сделать увлеченность познанием неинтересным в глазах детей и невыгодным в глазах родителей. Бизнес, государственная служба, да что угодно на флаге, кроме профессий, двигающих страну вперед.

     Нельзя не сказать и о воспитании. Под лозунгом «деидеологизации» в школе была отринута система ценностей, характерная не только для советской, но и отчасти для и досоветской России. Например, в преподавании литературы возобладала установка анализировать не её великое нравственное содержание, а главным образом художественные особенности. Из мощнейшей прикладной этики, из средства воспитания души литература, как и другие предметы, превратилась в поле зубрёжки. Великий русский язык — хранитель и передатчик смысла и ценностей нашей культуры отдан на растерзание самым уродливым проявлениям глобализации. Сегодня школа не только не справляется с этим, но ей даже и не ставится такой задачи. Фракция КПРФ недавно провела специальный «круглый стол», посвященный проблемам русского языка, защите пушкинского наследия. Каждому здравомыслящему человеку очевидно: без определённого уровня морали, который закладывается не только в семье, но и в школе, общество обречено на разложение.

     Грамотно вписать ребенка в эпоху высоких технологий, учить культуре обращения с большими объмами информации, мотивировать маленького человека на развитие своих способностей, двигать его по ступеням интеллектуального и духовного роста — вот формула совершенствования стандартов образования. Так это видим мы.

     Опорой в решении этой задачи может быть только многогранность школьного образования, сохранение главного завоевания советской системы: фундаментальности. Конечно, с учетом оптимизации нагрузки, с пониманием роста значения знаний экономики, иностранных языков, но в рамках обязательной и общедоступной, максимально широкой палитры предметов, гарантирующих полноценность развития человека, превращающих его в личность. И это особенно важно подкрепить информационной политикой, иначе глянцевое торнадо массовой культуры раздавит школу.

     Ровно наоборот поступает власть. Разработанные Министерством образования и науки образовательные стандарты — это попытка под соусом заботы об индивидуальности ребенка начать пресловутую «профилизацию» чуть ли не с рождения. Уже даже не так важно, какие предметы Минобрнауки хочет оставить на базовом уровне, сейчас вроде бы концепция изменилась: самый радикальный и провокационный вариант с физкультурой, ОБЖ, «Россией в мире» и «индивидуальным проектом» чуть скорректирован. Но страшен принцип, который остается нетронутым: государство дает только минимум из важных предметов. А дальше самостоятельный выбор: какие предметы школьник хочет изучать более глубоко. Образно говоря, надкуси всего понемногу, выбирай, что понравилось, оплати и съешь. И вся школьная программа разделена на несколько ступеней подобного выбора.

     Взбудоражены всё образовательное сообщество, родители всей страны. Очевидно, что введение подобных подходов и стандартов — личная катастрофа для каждого родителя, профессиональная — для преподавателя, государственная — для всех, кто желает стране научно-образовательного прорыва.

     И вот подобный стандарт, по замыслу власти должен соединиться с Единым государственным экзаменом, подготовка к которому коверкает головы российских школьников уже не первый год. Коррозия школьной подготовки уже налицо: ведь старшеклассники всё чаще бросают изучать все предметы, кроме тех, по которым предстоит сдавать ЕГЭ. Первая сессия в любом вузе просто поражает профессуру: никто не может разгадать, почему первокурсники разучились пропитываться материалом, почему с трудом отвечают устно. Ответ нужно искать в ЕГЭ. Закон о Едином госэкзамене спровоцировал переориентацию школьной подготовки на бездумную зубрёжку. Профильный министр, господин Фурсенко, и не скрывает замысла: растить «квалифицированного потребителя», ориентироваться на какие-то западные образцы, хотя даже Билл Гейтс открыто заявил, что американская школа рухнула именно потому, что ушла от классической фундаментальной системы образования.

     Мы с вами не первый год боремся против вируса тестирования. Геннадий Зюганов не раз передавал данные анализа ситуации в руки первых лиц страны, все наши региональные организации активно проводили протестные акции против ЕГЭ, фракция КПРФ в Государственной думе неоднократно предлагала подготовленные депутатом Олегом Смолиным законопроекты, направленные на ограничение ЕГЭ, в том числе главный из них — о добровольности Единого госэкзамена. Мы выиграли борьбу за общественное мнение: по данным на 2008 год

Категория: Образование | Просмотров: 434 | Добавил: kprf35 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Архив записей
Друзья сайта
  • Газета "Правда"
  • ЦК КПРФ
  • Газета "Советская РОссия"


  • Новости от "Правды"

    Новости от "Советской России"


    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Корзина
    Ваша корзина пуста

    Copyright Вологодский областной комитет КПРФ © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
    Locations of visitors to this page