Личный сайт Потапова Сергея Николаевича
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 21.08.2017, 16:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [2]
Наш голос [22]
Интергнет [38]
Правда [13]
Череповец [41]
Вологда [5]
Районы [0]
Прочие [7]
Форма входа

Поиск

Расширенный поиск

Главная » Статьи » Наш голос

Линия партии
В марте на Пленуме Центрального Комитета мы подробно рассматривали вопрос «О работе партии в условиях финансово-экономического кризиса». С обстоятельным докладом, глубоким анализом ситуации выступил лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Центральным Комитетом были поставлены задачи. Задачи разные, и новые и не новые для партии, но установки были четко сориентированы на работу в нынешних условиях.
В то же время происходящие сегодня политические, социальные и экономические процессы стремительны, многообразны, порой находятся не на поверхности. Они требуют нашего постоянного и тщательного обсуждения. Оценки и задачи нуждаются в оперативной актуализации, тем более что мы с вами, к сожалению, не можем сказать, что в поддержке нашей партии за последние месяцы совершен заметный качественный прорыв.
Прежде всего, необходимо обрисовать социально-экономическую картину. За истекший период с начала кризиса, осени 2008 года, и примерно до того момента, когда проходил наш мартовский Пленум, мы видели первую волну кризисных явлений.
Обесценился рубль, стоимость которого по отношению к доллару достигала 36 рублей. В разы быстрее, чем западные, взлетели вверх цены и тарифы. В несколько раз рухнули цены на нефть. Разорилось большое число банков. Практически остановилось производство. По стране прокатилась волна увольнений. И на этом фоне, с дрожащими руками, но все так же невозмутимо следуя монетаристским курсом Алексея Кудрина, власть спустила колоссальные средства, накопленные за долгие годы, в банковский сектор, якобы, для того чтобы банки могли кредитовать производство и сельское хозяйство.
Не случайно использую слово «спустила» средства, а не «вложила» или «направила», чтобы возникали верные ассоциации. Именно спустила. Ведь реальный сектор денег так и не дождался, а дождался их крупный бизнес, которому за счет государственных средств дали вздохнуть спокойнее. Машина государственной пропаганды, как могла, пыталась объяснять происходящее, успокаивать людей. Что-то, несомненно, им удалось сгладить. Но в целом картина была столь очевидной, оправданий такой политике было так мало, что мы можем говорить о том, что значительная часть общества разглядела все нюансы сотворенного весной. В очередной раз увидела коррумпированность системы и неразвитость финансовых институтов, а в целом - недальновидность, некомпетентность, и умысел такой политики, проводимой в угоду высшему финансовому сословию.
Мы много раз говорили об этом. Говорили в лицо. Предупреждали, что логика таких вот «антикризисных действий» тупиковая. Десятки раз предлагали свою программу. От нас отмахивались. Бенефисом нежелания реализовать наши предложения стал так называемый отчет Правительства в Государственной Думе, когда была прямо подтверждена преемственность социально-экономического курса. Было заявлено, что идейной базой проводимой политики является усовершенствование работы рыночных институтов. В очередной раз говорилось о наполнении банковского сектора государственными средствами. Не было озвучено предложений по точкам роста промышленности. Более того, между строк прозвучало, что это неперспективные отрасли, и в ряде из них работники должны начинать осваивать новые профессии. Не было ни одной ссылки на Российскую Академию наук, ни одной апелляции к общественному мнению. С высокой трибуны Государственной Думы Владимир Путин фактически обозначил, что между «экономической целесообразностью» и «социальной справедливостью» существует конфликт.
При этом в ряде проправительственных СМИ снова стала раскручиваться идея «левого поворота». Раз Правительство заявило, что «для сохранения важнейших производств государство готово напрямую входить в капиталы компаний», значит, речь идет о национализации. Ничего подобного! Смотрим Программу антикризисных мер Правительства, там сказано следующее: «По мере стабилизации социально-экономической ситуации государство будет сокращать свою долю во владении промышленными и финансовыми активами. Будет проведена приватизация в интересах эффективного собственника». Так что иллюзий быть не должно. И в нашей агитации мы должны четко объяснять гражданам отличия этой игры в слова от той национализации, которая позволит построить мощный фундамент для осуществления социально-ориентированной политики без всякого ущерба для экономической целесообразности. Это вопрос расстановки приоритетов и экономической модели.
Важно отметить, что все успокоительные заявления властей делались в период определенного затишья, некой паузы, когда экономический обвал стабилизировался, и финансовая система как будто обрела равновесие. Несколько подросли цены на нефть. Рубль вроде бы стал возвращать позиции. Инфляция тоже несколько снизилась. Речь идет о периоде апреля-мая. Власти показалось, что тот факт, что все не рухнуло сразу, говорит о том, что все начнет само налаживаться. Но как начнет налаживаться, если мы не видели никакой стратегии? Все, что делалось, это было метание с ведром воды от одной горящей точки к другой. Нет системного подхода, нет производственной политики. А то, что с барского стола кому-то в критической ситуации дают особую государственную помощь – это не решение проблемы. Обезболивающими средствами не лечат болезнь, а все экономические антибиотики власть продолжает отдавать крупному капиталу, оправдывая это тем, что без благополучия этого капитала не будет благополучия всей экономики. Мы с этим не согласны. Это как раз то, что называют «сказками для бедных».
И именно сейчас, а еще острее к началу осени, начнет проявляться тот негатив, который был заложен нынешней весной. И мы уже видим эти процессы.
Первое: экономический спад. В апреле промышленность показала худший результат с 1994 года! Спад составил 17% к аналогичному периоду прошлого года. Это официальные данные Росстата. Этот результат даже хуже январского, когда продлевались новогодние каникулы. Но если в марте была небольшая положительная динамика по отношению к февралю, что отчасти позволило власти упорствовать со своими «мерами» весь апрель, то уже апрельские цифры полностью доказали нашу правоту. Мы говорили, что производство останется при такой политике без денег? Оно и сидит без денег. Если в марте объем выдаваемых кредитов сократился на 54 млрд. рублей, то в апреле уже на 388 млрд. рублей. А качество аналитики членов Правительства продолжает поражать. Виктор Христенко, глава Министерства промышленности и торговли, заявил, что за год падение будет 4,5-6%. Министр экономического развития Эльвира Набиуллина говорит, что 9,3-11%. Но независимые эксперты, чьи прогнозы сбываются куда чаще, называют цифру 30%, так как грядет значительное падение спроса на товары.
Второе: безработица. Естественно, за спадом последует и волна увольнений. Только по официальным данным, с октября 2008 года общий уровень безработицы вырос с 5,8% до 10% от численности экономически активного населения. Это 7,7 миллионов человек. Мы с вами знаем, что реальные цифры гораздо выше. Представители власти буквально на днях заверяли, что ситуация исправляется, что второй волны не будет, что сработали какие-то программы трудоустройства и так далее. При этом все профессиональное сообщество, занятое делом, ждущее помощи, криком кричит, что антикризисные меры не помогают и предприятия не могут вернуться на докризисный уровень занятости. Если раньше еще помогало некое давление властей, был запас прочности, то теперь вопрос стоит уже так: либо увольнять, либо разоряться. И крупные российские и иностранные кампании готовятся к массовым сокращениям.
Третье: дефицит бюджета. Впервые за последние десять лет расходы будут выше доходов, об этом открыто заявил и президент. Дефицит составит не менее 7% ВВП. При этом Министр финансов теперь уже открыто заявил, что уже в следующем году Резервный фонд будет потрачен. Страна начнет жить в режиме жесткой экономии. И самым красивым жестом сегодня остаются заявления, что социальные обязательства будут все равно исполняться в полном объеме. Но даже элементарный здравый смысл подсказывает, что если подорвать весь бюджет развития, если придется урезать все статьи, нацеленные хоть на какой-то рост экономики, то за счет чего и на каком фоне будет эффективно работать социальная политика? На это ответов власть не дает.
Четвертое: курс рубля. Опыт последних месяцев показал, что никакой другой основы, кроме хорошей цены на нефть, под рублем нет. И в любых расчетах и прогнозах к рублю нужно относиться, как к очень слабо устойчивой валюте, рушится он довольно быстро. При усилении инфляции и на фоне уменьшения финансовых резервов о стабильном рубле, к сожалению, речи быть не может. Его просто нечем будет больше поддерживать. А последние полгода курс удерживался искусственными мерами, которые в значительной мере исчерпаны и без активизации работы реального сектора экономики - угроза рублю будет постоянной и серьезной.
Пятое: банковская система. Малые банки будут и дальше умирать. При этом вся государственная поддержка как шла, так и продолжает идти большим банкам. И ладно бы, если бы эти крупные банки действительно умно кредитовали реальный сектор, выступая в роли аккумулятора экономики. Но все же видят, что это не так, что банковская система замкнута сама на себя, что она просто паразит и кровосос, никак не влияющий на реальную экономику. Но финансово-экономический блок Правительства продолжает ходить в это казино, напоминая человека, который спускает и спускает деньги в надежде на выигрыш и не может остановиться, не понимая, что не выиграет никогда. В европейских странах, к примеру, во Франции, работает специальная система, когда внутри коммерческого банка госсредства и средства других клиентов четко разделены и ведется особый контроль за тем, чтобы банк на средствах государства не наживался. У нас в этом плане механизм работы с госсредствами не налажен никак, да и при имеющейся коррупции многим он элементарно не выгоден.
Не дворцовые интриги и не амбиции в партстроительстве, а именно эта жесткая социально-экономическая картина является ведущим фактором нынешнего политического процесса в России. А в нем произошло немало изменений.
Первое. Впервые за долгие годы на высшем уровне происходит публичное разсогласование позиций. Приведу только несколько примеров.
Давно, уже несколько месяцев, наблюдается война заявлений между Министром финансов Алексеем Кудриным с помощником президента Аркадием Дворковичем, чьи противоположные по смыслу мнения по финансово-экономической ситуации уже стали чуть ли не нормой.
В мае президент России Дмитрий Медведев, неоднократно проявлявший свое недовольство нерасторопностью Правительства Владимира Путина, создал Комиссию по модернизации и технологическому развитию экономики России, заявив при этом, что возглавит Комиссию сам, чтобы был «самый высокий уровень принятия решений, чтобы эти решения как-то начали жить и работать».
Почти одновременно прозвучал открытый выпад в адрес Владимира Путина со стороны вице-президента РСПП, советника президента Игоря Юргенса. Он обвинил премьер-министра в отказе от продекларированных в 2000 году реформ, сосредоточении власти в руках узкого круга лиц и создании экономической модели, полностью зависимой от экспорта энергоресурсов. Как мы все понимаем, вынесение подобных упреков в публичную плоскость – это политическая сенсация.
Таким образом, борьба за удержание власти в ситуации, когда продолжение нынешнего курса ведет прямо на политический эшафот, подхлестывает жесткую конкуренцию, лишая административную вертикаль монолитности и открывая тем самым шлюзы воздуха для критического осмысления ситуации как можно большим числом граждан.
Второе. Не будем скромничать, речь о росте авторитета нашей антикризисной программы. Тот факт, что от наших предложений продолжают отмахиваться, говорит лишь об одном: влиятельные круги капиталистической системы просто не желают разрушать привычный для себя уклад, чтобы нормализовать ситуацию в стране по нашей программе. Можно понять, почему им принципиально не нравится наше положение о переводе стратегических отраслей в государственную собственность. Но в то время, когда иностранные капиталисты пускают себе пулю в висок, наши не идут даже на мелкие уступки: взять хотя бы прогрессивную шкалу налогообложения.
Но если в начале кризиса о предложениях КПРФ говорили как об альтернативных, то теперь и среди экономистов, и в СМИ, и среди самых разных экспертов, - положения нашей программы звучат как единственно верные и возможные. Конечно, не всегда на нас ссылаются и не расхваливают. Но содержательно речь идет именно о нашей программе. А мы были всегда последовательны. И не ошибались.
За что мы критиковали власть до кризиса? За либерализацию экономики. За поощрение олигархии. За сдерживание Стабилизационного фонда от инвестиций в страну. За сырьевую зависимость. Жизнь подтвердила, что мы правы. Кто сегодня не говорит о том, что все это сделало Россию самой уязвимой даже среди капиталистических стран? Теперь и в констатирующей части правительственной антикризисной программы есть самокритика в том же ключе.
За что мы потом критиковали антикризисную стратегию власти? За политику приоритетной помощи банкам и избранным предприятиям. За ноль внимания к росту цен и тарифов. За отсутствие инвестиций в секторы-локомотивы: авиастроение, судостроение, вагоностроение, тяжелое машиностроение и так далее. И вот совсем недавно Дмитрий Медведев был вынужден признать, что до предприятий ничего не дошло ни в виде денег, ни в виде гарантий.
А что происходит в тех странах, где реализуются меры, содержащиеся в нашей программе? В мире всего 12 государств, где сейчас наблюдается рост ВВП. Возглавляет список этих стран – Китай, там рост 7%. Они работают по следующим направлениям. Промышленная политика и восемь приоритетных направлений инвестиций, в том числе в инфраструктуру, чтобы мотивировать на создание рабочих мест. Расширение внутреннего рынка. Вложения в науку и технику. Повышение социального уровня для увеличения платежеспособности и стимулирования спроса. То есть все то, что так или иначе изложено и у нас.
Третье: состояние общества и его готовность оказать политическую поддержку. Мало радоваться только тому, что мы правы. Широкий потенциал доверия не самоценен. Он ценен тогда, когда он шаг за шагом раскрывается. Сегодня у нас есть два показателя, по которым мы измеряем поддержку: процент на выборах и протестная активность населения.
Мартовский цикл выборов, где мы выступили без серьезного прорыва, но вполне уверенно, все же пока не следует считать показателем чего-либо, слишком рано.
Задача по усилению работы является задачей региональных отделений всей партии. Тут наши большие резервы. И нужны неординарные, новые шаги в агитационной работе, чтобы как следует напомнить о себе более широким слоям граждан.
И последнее. Сегодня мы живем и работаем в такой обстановке, когда каждый прожитый день, когда мы не выложились полностью, не успели максимум, что могли, - может оказаться днем, за который мы потом себя будем винить и упрекать. Да, процессы идут такие, что все равно победа наших идей, нашей программы неизбежна. Мы это видим, чувствуем, понимаем. Но жить этой мыслью, ожидая внезапного чуда, - было бы наивным. Нужна постоянная активность, строгая дисциплина, творческий азарт. Что-то может получаться, что-то нет, это нормальный процесс поиска. Но каждая организация должна находиться в постоянном действии, и не внутри самой себя, а живом общении и взаимодействии с гражданами. Только на этом пути будет успех.
Категория: Наш голос | Добавил: smidmi79 (19.06.2009)
Просмотров: 398 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Друзья сайта
  • Газета "Правда"
  • ЦК КПРФ
  • Газета "Советская РОссия"


  • Новости от "Правды"

    Новости от "Советской России"


    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Корзина
    Ваша корзина пуста

    Copyright Вологодский областной комитет КПРФ © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
    Locations of visitors to this page